Коммунальные зигзаги

Фото: chebnovosti.ru
На прямых линиях, встречах с чиновниками горожане больше всего говорят о коммуналке. Жалуются на неразбериху в расчётках, на работу управляющих компаний, подмечают различные недочёты в области жилсервиса. И чаще всего выясняется, что если бы отдельные коммунальщики на местах выполняли свои обязанности, как полагается, то количество недовольных уменьшилось бы в разы.

Не стал исключением и прошедший в районах города Единый день приёма граждан по вопросам нарушения законодательства в сфере ЖКХ. Журналист «ЧН» убедился в этом, побывав в Московском районе. Встречу с жителями вместе с главой администрации района Андреем Петровым вел прокурор района Александр Толстов, специалисты Госжилинспекции и Минстроя Чувашии, а также руководители управляющих компаний. Бурный разговор, как и было запланировано, длился три часа, но, чтобы уложиться в рамки, пришедших за помощью чебоксарцев приходилось поторапливать — за дверью стоял полный коридор желающих попасть на приём.

Первой в зал вошла старушка: в её квартиру без её согласия прописали какого-то проходимца. Теперь тот вместе с родственником бабушки выживает её и, пытаясь признать невменяемой, хочет упрятать в психушку. Престарелой женщине пообещали помочь.

Жалоб на коммуналку было немало. Люди приходили с целой стопкой бумаг, на собственных расчётах пытались доказать, что управляющие компании завышают квартплату, неправильно делают начисления за ту или иную услугу, не желают отчитываться, куда уходят деньги жильцов. Были недовольные тарифами, а также их разницей при открытой и закрытой системах горячего водоснабжения. Например, один пенсионер просил разъяснить следующую ситуацию. Прямо под окнами их дома (ул. Энтузиастов, 34) находится автономная котельная. Когда за отопление и горячую воду жильцы платили непосредственно поставщику, получалось недорого. А  после того как счета стали приходить от «Коммунальных технологий», суммы в расчётках взлетели. А ещё от УК вдруг пришёл перерасчёт за теплоэнергию аж с 2014 года.

Две соседки дома № 34 по ул. Мичмана Павлова рассказали, что уже 3 года живут без лифта (он сгорел). Сначала жильцы не хотели участвовать в софинансировании, а когда, наконец, согласились скинуться на замену подъемника, столкнулись с другой препоной. Чтобы решить эту проблему в отдельно взятом подъезде, требуются подписи собственников всего дома, а те не соглашаются: в нашем, мол, парадном подъёмник работает, и ладно. Руководитель УК пояснил, что сейчас в доме уже начали устанавливать лифты по программе капремонта и заменят все, а не только сгоревший. На что районный прокурор заметил, что начинать всё-таки нужно было с неработающего. Коммунальщики обещали исправиться.

В одном из домов на ул. Уни­вер­ситетской проблема другая. Раньше в подъезде были консьержи. Сначала жители платили им по отдельной статье, потом услуга плавно перешла в «содержание жилья». Недавно люди решили от вахтёров отказаться, но управляющая компания не хочет вычитать из указанной статьи затраты на содержание консьержей. Представитель УК уточнил, что мнения жильцов здесь разделились, а еще на общем собрании неправильно считали голоса «за» и «против» (нужно не по количеству жильцов, а по квадратным метрам у собственников). Но в принципе УК готова вновь провести собрание и исполнить желание большинства. На решение вопроса прокурор Московского района дал 10 дней.

В многоэтажке на пр. М.  Горь­кого после очередной ревизии жителям велели поверить счётчики на воду. Все это сделали, а один отказался. И теперь на оплату по нормативам могут перевести всех. Что делать? «Индивидуалисту» уже выдано предписание сделать поверку счётчика, ответила специалист Госжилинспекции. «А если не выполнит?» — спросили соседи. В ответ прозвучало «должен», но представители большинства лишь неуверенно вздохнули.

Завершился Единый день приёма визитом молодой женщины. Она сирота, раньше жила в Ядринском районе, стояла в очереди на жильё и уже была близка к новоселью, но вышла замуж и переехала в Че­бок­са­ры. В столице снова встала в очередь и оказалась «в хвосте». А недавно узнала, у неё ест